Пошук
  • Даніела Суріна

Тревожный город и хрупкая повседневность

Оновлено: вер 24

Для человека XXI века город – естественная среда обитания. Урбанистические пейзажи уже не удивляют странной логикой своих застроек, бесконечными пробками и набрасывающимися баннерами. Современные города стали для нас данностью, привычные глазу постсоветские высотки – повседневными и приевшимися. 

Архитектура всегда была простейшим способом выражать время и пространство, менять внешний облик мира и воплощать человеческие мечты. Уже не первое столетие искусство стремится воссоздавать картину городской стихии и пытается зафиксировать её трансформации. Если признать его в качестве познавательного инструмента, то закономерно, что особый интерес к урбанистической среде возникает в момент социальных и инфраструктурных преобразований. Представители украинской графики по-своему откликаются на невысказанный запрос — сформулировать свою образную формулу города.

В конце января в Киеве открылись две выставки современных графиков. Их исключительная черта – выбор старой техники офорта, что требует особенной скрупулёзности. Город и его обитатели – основная тема сюжетов обеих выставок. Их авторы – представители разных поколений и разного времени. Знают ли они друг друга? Работают ли с одной темой? Создают общий дискурс? Решают единые задачи или нет? – предстоит выяснить.

Галерея «The Naked Room» представляет выставку Павла Макова «Безна».

Маков — создатель произведений, которые действуют на тебя ещё до того, как ты начинаешь осознавать о чём они. Основной темой творчества, по словам самого автора,  является изучение производства присутствия, исследование города и места как такового, утопичность больших городов и попытки создать свой идеальный мир. В работах Макова сходятся прошлое и будущее, которые открываются через красоту повседневных предметов и вещей. Особый логический подход к созданию серий передается и нанизывается на все последующие поиски форм и сюжетов.

Художник использует метод интаглио – печатную технику, которой более 500 лет: будущая композиция составляется из множества печатных форм/модулей, которые прокатываются под печатным прессом десятки раз, что исключает эффект неожиданности и случайности. Всё это продуманные и последовательные действия. Такой процесс занимает длительный отрезок времени, требует предельной внимательности и кропотливости в работе. 

Отличительной чертой экспозиции The Naked Room является особый синтез старых и новых работ Макова. 

Растения появляются в работах художника посредством графики ещё с 1987 года. Красота повседневности, обыденные сюжеты и хрупкость всего этого присутствуют на каждом этапе его творчества.

«Безна» показывает ранее неизвестного Макова. Как только мы открываем дверь галереи, в глаза сразу же бросаются маленькие старые рисунки, которыми усеяны стены помещения, но в то же время центром экспозиции выступают два громадных размеров диптиха, что притягивают всё внимание.

Экспозиция выставки “Безна” в The Naked Room, 2020

Едва окинув взглядом пространство, мы можем осознать, с чем имеем дело: офорт и рисунок, цветное и однотонное – возможность понять, как сюжеты и формы переходят от серии к серии. Так, на новых работах художника совсем нет места для человека, тогда как на ранних рисунках нам являются несуразные, обрывистые образы пары.

Тонким цветным акцентом Маков проносит в работы 2019 года отголоски себя из прошлого: на одной части диптиха под названием «Абракадабра» автор как будто оставляет себе напоминание, рисуя среди офортных модулей желтым и красным цветным карандашом несколько старых пятиэтажных домиков. Чувство замкнутости и цикличности сюжетов не покидает. Растения снова создаются посредством графики. Большой алое возвращает нас в старую бабушкину квартиру, заставляет отдернуть занавеску и увидеть всё тот же символ каждого дома. Возвышающийся над городом, он создает тот самый знакомый и уютный мир, ограждая нас от чего-то неведомого и злого.

Все дома и растения в его работах – будто бы из советских пятиэтажек типа К-7. “Хрущёвки” – так прозвали в народе дома, массовое строительство которых началось в то время. Именно с них стартовала эпоха доступного жилья в СССР, продлившаяся до самого распада страны в 1991 году. В те годы безликие серые пятиэтажки позволили десяткам миллионов людей, до этого ютившихся в бараках и коммуналках, получить собственное жильё. В реальной «хрущёвке» присутствовало ощущение пусть очень зыбкого, но доступного каждому счастья. Оно сиюминутно и наивно. Оно сталкивается с реалиями и рассеивается,  оставляя по себе ностальгическую грусть. Маков в своих работах не просто воссоздал эту атмосферу, а как будто музеефицировал ее: знакомые дворы и улицы, деревья за окном, растения дома. Он создает пространства и наполняет их моментами, что открываются внутри него, как желание систематизировать реальность. Работы вызывают чувство спокойствия, удивляют своей цепкостью за обыденность, вселяют чувство дома. Всё это создаёт особую хрупкость моментов повседневности.

Тем временем, Dymchuk Gallery представляет персональную выставку мастерской EtchingRoom1, в которую входят Кристина Ярош и Анна Ходькова. Это – дуэт представительниц новой генерации художников, кто активно популяризирует старые печатные техники среди молодого поколения людей.

Последний год оказался очень продуктивным для художниц: участие в Биеннале молодого искусства в Харькове, премия на конкурсе молодых художников МУХи, а сейчас – персональная выставка «Сегодня вечером останусь дома». Проект состоит из графических работ с отрывочным сюжетом и одной инсталляцией.

Соцсети дают нам возможность увидеть, что EtchingRoom1 следят за разными художниками-графиками, в том числе и за Маковым. Связывает ли их общая традиция? Используют ли они как-то настроение его утопических городов или же наоборот – вступают с ним в дискуссию?

Ярош и Ходькова тоже работают в технике интаглио, то есть модульного офорта, соединяя на одном листе множество оттисков латунных пластин. Городские сюжеты, строения, люди и всё, что окружает нас повсюду, – вот главные темы произведений художниц. Своими работами они застают врасплох: что происходит, как я связан со всем этим, чем наполнен наш мир и какие сюжеты в нём присутствуют?

В этой выставке Ярош и Ходькова показывают нам достаточно суровые и жесткие сюжеты из жизни города. В представленной серии классическая графика черно-белого офорта соединяется с нанесёнными поверх рисунками фломастером. Детская манера изображения людей и природы создаёт очень сильный контраст с изображенными сюжетами, которые разворачиваются в спальных районах постсоветских городов. Каждый рисунок – нескончаемая раскадровка драматического кино: городские пейзажи, панельные многоэтажки, пьющие люди, автомобильные аварии, самоубийство, патологоанатом в морге, кладбище. Всё это давит своей тревожностью и трагичностью. Удивительным остаётся то, что нарисованные персонажи манифестируют бесконечное чувство спокойствия и безразличия к происходящему.

Дуэт Ярош и Ходьковой представляет совсем другую возрастную группу. Они – представительницы постсоветского мира. Сегодня в слово «хрущёвка» вкладывают преимущественно негативные смыслы. За последнее десятилетие мы как будто осознали, что живем не в том городе, где родились, и совсем утратили устоявшиеся с ним образные взаимоотношения. Образующий скелет нашего настоящего выражает разочарование, сменяющееся тоской. Более того, в условиях современного общества ужас и тоска становятся повседневным переживанием — не личным, а всеобщим. Момент печали есть также и счастливым мигом истины, в котором мы можем увидеть всё как есть. EtchingRoom1 не противопоставляют себя враждебному окружающему миру, а скорее ищут возможности взаимодействия для преодоления внутренней тревоги и страха перед ужасами жизни.



Etching Room, Без названия, 2019

Таким образом, две галереи в одно и то же время предлагают нам отправиться в путешествие по выдуманным городам. 

Маков как представитель старого поколения навевает чувство стабильности и незыблемости. Логичность города, его наполненность и понятность для каждого, открывающиеся нам многослойное понимание дома как такового, его символизм и атрибутика.

Союз Ярош и Ходьковой сразу же застает врасплох и наполняет чувством бесконечной тревоги и ужаса. Открывается возможность совсем иначе взглянуть на постсоветское архитектурное наследие и жизнь в далеких микрорайонах городов. Сейчас видеть из окон своей квартиры соседнюю постсоветскую панельку сродни отчаянию, но никак не радости за свое отдельное жилье. 

Город как основа нашего существования предстает в диаметральных представлениях, открывается разными сюжетами и отношением к ним. Общие элементы каждой квартиры и двора в спальниках города или ужас жизни в отдалённых районах? Тишина растений или разворачиваемая деятельность человека? Монотонно нависающая тишина или дребезжащая тревога?

7 перегляд0 коментар