Алина Клейтман: 
"Я разбираю тему личной ответственности каждого за свою жизнь."

Валерия Плехотко, автор ArtCriticLab, взяла интервью у Алины, чтобы поговорить о ее собственной практике, ответственности перед зрителем, а также о преподавательском опыте.

Коммуникативный замысел ее работ направлен на рефлексию зрителя над собственным опытом и мировосприятием. 


В этом году Алина выступала одной из менторок резиденции Coming-Out of Izolation 2.0, программы, рассчитанной на преодоление дискриминации и ксенофобии к представителям ЛГБТК + сообщества в Украине. С готовыми работами возможно бесплатно ознакомиться до 24 октября на ресурсе Takflix.

IMG_1396.JPG

Фотография: София Юхимова

В.П. Я начну с отсылки к вашей цитате из интервью для BURO247. “Мои героини рождаются, когда я впитываю в себя "облака социальных ожиданий" и оправдываю их”. Можете ли вы описать, как именно для вас происходит этот процесс / что вы имели в виду под этой формой? 

 

А.К. Я думаю, что любой художник чувствителен к чему-то витающему вокруг. Для художника важно и интересно на время отдаваться этому облаку, которое формирует нашу “теперешность” для того, чтоб позже была возможность его переосмыслить. Затем то, что увидел, переконвертировать в некую форму и выразить ее зрителям, для того, чтобы маркер определенного времени (момента) остался в образной  форме. 

В.П. Можете ли вы рассказать на примере своего проекта “Спроси у мамы”, как выстраивается процесс от идеи до его реализации? 

 

А.К. Когда я создавала ее, меня интересовала проблема личных границ каждого человека, а также то, насколько их нарушение в детстве влияет на границы этого человека во взрослом возрасте. 

Я четко знала, что создаю эту работу специально для премии ПинчукАртЦентра. Я ценю ее в первую очередь за возможность взаимодействия с большим количеством людей. Главная положение это работы было в том, чтобы вернуть человека в состояние маленького ребенка, чтоб он вспомнил свои детские ощущения. 

В.П. - Идея с коридорами заполненными шубами появилась сразу или исходя из пространства? 

 

А.К. Во время работы с Бьерном Гейхфордом и Таней Кочубинской я решила сделать реальный макет. И когда я уже начала понимать вид самого пространства, мне захотелось работать с ощущениями людей. Так появился коридор с шубами. Я хотела, чтобы было ощущение чужого быта, чужой телесности, которая бесцеремонно обступает, разрушает и с которой невозможно не соприкоснуться, воплотилось в вынужденность проживания в этом пространстве. 

 

В.П. Я читала в вашем интервью для YourArt о проекте про “Старую толстую девочку”. Как он появился? 

 

А.К. Он основывается на сказке “История про Старую Толстую Девочку”. Это произошло тоже совершенно неожиданно, что-то вроде шутки. Я просто гуляла и начала писать своей подружке сообщения с каким-то идиотским рассказом о неком персонаже, про то, с кем она живет, с кем спит, что с ней случалось. Я просто писала их, она их даже не открывала, чтоб прочитать, и так появилась идея. Проект был наполовину реализован, сейчас я работаю над его полным воплощением - большой видео-инсталляцией. 

 

В.П. Какое влияние оказала на вас Харьковская школа фотографии и можете ли вы выделить кого-то из ее представителей? 

 

А.К. Безусловно, когда вы только начали задавать вопрос о влиянии, мне сразу же пришли в голову представители ХШФ. Первым, кто воздействовал на меня, был Коля Ридный. Этот человек показал мне мир современного искусства, потому что до этого я занималась классической скульптурой. Именно он пригласил меня участвовать в первой выставке и благодаря ему я столкнулась с задачами, которые ставит перед собой современное искусство. После в моем поле появился Сергей Братков, который до сих пор остается одним из самых любимых художников и человеком, который меня вдохновляет и с которым я советуюсь. 

 

В.П. Идентифицируете ли вы себя через Харьков? 

 

А.К. Мне кажется, что невозможно не идентифицировать себя с ним ведь я выросла и сформировалась именно там . Потому что на тот момент, когда я там жила в Харькове была очень плодотворная среда: галерея-лаборатория SOSка Коли Ридного, Муниципальная галерея, скульптурные мастерские, потом я открыла свою галерею “U Rozu”. 

 

В.П. Можете ли вы рассказать, чем было мотивировано желание открыть свое пространство “U Rozu” , каким был ваш кураторский опыт и можете ли вы сейчас вспомнить что-то из ярких проектов, которые вы делали? 

 

А.К. Я помню первое событие, которым я открыла пространство. Меня абсолютно поразило количество людей: на открытие пришло наверное около 400 человек. Весь двор был заполнен. Приехало Харьковское телевидение. Это было таким событием! 

Мне очень запомнилась выставка, которая называлась “ГМО”. За 10 дней 10 человек узнали, что тема будет ГМО, и получили задание сделать видео. Так получился короткий фильм, который состоял из работ разных людей. 

 

В.П. Есть ли кто-то кого вы можете назвать определяющими для себя кроме ХШФ? 

 

А.К. Я могу назвать мою любимую художницу и ярую феминистку - Пенелопу Рист. Впервые я увидела ее работу очень давно, она представляла ее на Таймс-Сквер, где она прижималась лицом к стеклу. Я еще не занималась конкретно видео и тогда для меня это была одна из самых важных работ, которая развернула меня к этому медиа. 

 

В.П. Какие художники для вас важны сейчас?

 

А.К. На меня в последнее время влияют художники, которые работают на грани между дизайном и искусством - это направление functional art. Сейчас мне очень интерес французский дуэт Ота Милкас   Я опять возвращаюсь к скульптуре, и меня особенно интересует работа с необычными материалами и то, чем занимаются эти художники, это как раз про это. 

 

В.П. Как вам кажется, functional art, искусство которое ближе к дизайну позволяет артикулировать важные вещи, встраивая их в повседневность, делая их более доступными? 

 

А.К. Я считаю, что объект, который существуют в интерьере, не дает забывать, что существует что-то большое и не дает человеку погрузиться в банальное, а выбивают из него. При этом они ни на что не претендуют и это мне действительно в них нравится. 

 

В.П. Вы преподаете в Школе Виктора Марущенко, были менторкой проекта Coming out Isolation. Можете рассказать, что вы выделяете из собственного опыта, чем вам хочется поделиться со студентами? 

 

А.К. В первую очередь я делюсь со студентами теми вещами, произведениями, которые были интересные и стали поворотными именно для меня. Мы вместе смотрим эти работы, обсуждаем их, обмениваемся мнениями. 

Второй момент, который я в какой-то мере курирую - это процесс формирования новой идеи у студентов. Самое важное для меня, чтоб человек не делал ничего “общего” только ради того, чтобы вписать себя в актуальность. 

 

В.П. По поводу работы с темой ЛГБТК+, как вы оцениваете то публичное высказывание, которое существует сейчас в Украине? И каким оно должно быть, на ваш взгляд, чтоб избежать стереотипизации этой культуры и сформировать  критическое высказывание? 

 

А.К. Я думаю, что сейчас очень узкие круги получают какую-то информацию, и причем получают ее те люди, которые давно согласны и приняли эти взгляды. КиевПрайд делает хорошую работу, но в нашей стране этого абсолютно недостаточно. Мы находимся в двух часах полета от общества, где это считается нормальным, но у нас до сих пор это исключение и большинство людей не принимают этой точки зрения. В Украине нет достаточного количества контента на эту тему, но уже создано огромное количество европейского и американского материала, я  думаю он  должен транслироваться по национальному телевидению. 

 

В.П. Есть ли у вас какой-то блок тем, которые вы считаете наиболее важными для артикуляции? 

 

А.К. Сейчас я работаю над проектом про Старую Толстую Девочку, в этом проекте я разбираю тему личной ответственности каждого за свою жизнь и на данный момент для меня это самая актуальная и важная задача.